Защита экономических секретов России в XVII веке

Дата публикации: 20 августа 2014 г.

Главную опасность для России в XVII веке представляли разведывательные службы Швеции, Польши и Турции как наиболее враждебных тогда государств. В те годы с мрачным постоянством вспыхивали и затухали войны именно с этим странами. Активный «хозяйственный» шпионаж вели у нас и нейтральные Англия, Франция, Голландия, германские государства и римский папа. Шпионскими гнёздами служили, главным образом, официальные дипломатические представительства. Сбор и передача секретной информации были инструментами тайного вмешательства в наши внутренние дела.

Столпом создания дипломатического шифровального дела стал исторический государственный деятель Франции кардинал Ришелье (1585−1642), чей яркий художественный образ известен читателю по любимому с детства роман Александра Дюма «Три мушкетёра». Система тайной дипломатической переписки, сложившаяся руководством «красного герцога», как его называли современники, охватывала всю Европу, включая Россию, где позже в Одессе установили памятник дюку де Ришельё, его прапраправнучатому племяннику.

Примеров тому немало. Осенью 1634 года, после окончания российско-польской Смоленской войны (1632-1634) отношения между Россией и Швеция оставались напряженными. Шведы направили к нам постоянным представителем опытного дипломата Петра Крузебьерна. Ему предписывалось собирать детальную экономическую информацию, устанавливать контакты с тайными агентами в России из Англии и Голландии, развивать криптографию. Выполняя поручение, Крузебьерн и другие шведские дипломаты − Карл Поммеренинг, Эрик Пальмквист и Иоганн де Родес, пользуясь услугами тайных информаторов, составляли детальные шифрованные описания хозяйственного положения нашей страны.

Торговый представитель Иоганн де Родес раздобыл стратегическую информацию: в русской армии основные запасы пороха отсырели, и о мероприятиях нашего правительства по созданию новых запасов пороха, боеприпасов. Военный разведчик инженер-капитан Эрик Пальмквист доносил в шифровке: «Артиллерия русских вообще очень хороша, и состоит не только из употребляемых у нас обыкновенных видов картечных и полковых орудий, пищалей и мортир. Но имеет, кроме того, свои собственные образцы как пушек и мортир, так и других мелких снарядов».

В обиходе ими использовались разнообразные системы шифров, тон в создании которых в те годы задавал Антуан Россиньоль (1600-1682), бывший простой писарь и верный протеже кардинала Ришелье. Он считал, что видом зашифрованной информации определяет стойкость используемого шифра. Позже Антуан Россиньоль вместе с сыном Бонавентуром создали для Людовика XIV «великий шифр», который сумели «взломать» только через два века. В западной историографии Россиньоля почетно именуется «отцом современной криптографии», но большое влияние он оказал и на российскую криптографию.

Первостепенное внимание иностранные шпионы уделяли состоянию стратегических дорог в пограничных районах, снабжению войск, организации внешней торговли и внутренним экономическим реформам. Детальное знание положения дел в российской экономике давало иностранным державам весомые аргументы в дипломатических переговорах с Россией, в том числе для жесткого политического давления на нашу страну. Следует признать, что западным спецслужбам во многих случаях удавалось действовать весьма успешно.

Характерный исторический пример: посол Голландии Исаак Масса, который на деле был военным разведчиком Швеции, пользовался полным доверием российского правительства. Благодаря чему собрал в 1616−17 годах и переправил начальству подробную и достоверную информацию о тяжелом хозяйственном положении и вооруженных сил России. В результате шведское правительство смогло добиться очень выгодных для себя условий при заключении Столбовского мира, положившего конец русско-шведской войне 1613−17 годов.

Наряду с дипломатическими каналами, экономическая информация собиралась иностранными спецслужбами и через агентурные сети. Агенты вербовались и обучались шифровальному делу, как в России, так и за границей. Один из наиболее ярких подобных исторических фактов − тайная работа на шведские спецслужбы подьячего Посольского приказа Григория Котошихина. В 1655–58 годах и в последующие годы он снимал копии почти со всех дипломатических бумаг, шифровал их и передавал послу Швеции в России и, по совместительству, резиденту шведской разведки Адольфу Эберсу.

Изменник долгое время был вне подозрений: его неоднократно награждали, посылали за рубеж с важными дипломатическими поручениями. И шведы щедро платили важнейшему тайному агенту: в 1663 году − 40 рублей, большие по тем временам деньги. Годом позже, опасаясь разоблачения, Григорий Котошихин бежал в Польшу, на которую тоже «работал». В благодарность за шпионские заслуги польский король определил его на службу с «жалованием в год по сту рублев».

«Шпионские скандалы» привели к пониманию необходимости создания «экономической контрразведки». Главную роль в контрразведке играли Посольский и Разрядный приказы. Первый отвечал за борьбу со шпионами, работавшими под дипломатическим прикрытием, второй – за контрразведку в пограничных районах. Контрразведывательные мероприятия включали в себя засекречивание государственной переписки, цензуру, наблюдение за подозрительными иностранцами, и т.д., что позволяло в целом эффективно пресекать действия западных спецслужб.

Достаточно вспомнить очень популярные у тогдашних наших контрразведчиков «шифры Магрини». Адресаты именовались «приятелями» под идеограммой секретного корреспондента. На большом листе бумаги размещался словарь на итальянском языке из четырехсот тайных величин, состоявший из букв, слогов и слов. Дешифрант же прятался на листочке с невинной припиской: «Разборная цифирь приятеля X. под литерой F.».

Напомним и полузабытую страницу истории нашей внутренней хозяйственной политики, − незатейливый, но донельзя весьма эффективный метод государственной экономической контрразведки. А именно создание закрытых для иностранцев стратегических зон − метод, веками использовавшийся российским правительством для защиты коренных интересов державы.

Так, с целью не допущения утечки за рубеж экономической информации об условиях получения такого стратегического тогда товара как меха для иностранцев напрочь «засекретили» Сибирь. Утечка информации каралась со средневековой жестокостью, вплоть до смертной казни. В 1623 году сибирские воеводы получили из Москвы характерную инструкцию, где говорилась, что если, в случае измены, «…немцы или иные какие иноземцы в Сибирь дорогу отыщут, и тем людям за то их воровство и за измену быть казненными злыми смертьми и дома их велим мы разорить до основания».

Не было допуска иноземцам и в регионы России на юго-востоке, где проходили торговые пути в Персию, Китай, Индию, Хорезм и Бухару. Тем самым российское правительство оберегало от иностранцев маршруты закупок отечественными купцами драгоценностей, пряностей, шелков и других восточных товаров.

Систему противодействия иностранным разведкам, соответствовавшую мировому уровню того времена, удалось создать уже при Петре I. Он первым из российских государей осознал исключительную важность для национальной безопасности шифрования секретной переписки и развития шифровального дела.

----------------------------------------------------------------------------------------------------

Книга | Автор | Статьи | Фильмы | Фото | Ссылки | Отзывы

Контакт | Студентам | Ветеранам | Астрология | Карта сайта



Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика