Шифрованные «стрелы» Ротшильда

Дата публикации: 20 сентября 2014 г.

До наступления эры капитализма в подвалах и сундуках богачей, в монастырских и церковных подвалах до поры до времени мертвым грузом лежало несметное количество золота, серебра, драгоценностей и даже ассигнаций. Расчёт звонкой монетой был технически неудобным, перевозки и охрана крупных сумм денег требовали значительных затрат и времени. Эта архаика замедляла развитие торговли, не могла эффективно обслуживать быстрый рост промышленности.

Важным фактором становления капиталистического способа производства − расширения географии, объёмов торговли, сокращения сроков оборота средств − явилось развитие финансового капитала, безналичных расчётов и ценных бумаг. По мере того, как драгоценные металлы замещались бумажными носителями с информацией, росла роль различных аспектов информационной защиты коммерческой деятельности, в первую очередь финансовой и банковской.

В отличие от пушкинского «скупого рыцаря», который наслаждался видом золота и драгоценных камней, упиваясь мыслью о своём потенциальном всесилии, основатель клана Ротшильдов Майер Амшель (1744−1812) мыслил и действовал иначе, скромно называя себя «торговцем деньгами». Главное правило звучало четко: «Не надо давать деньгам залеживаться; когда только возможно, пускайте их в оборот. И чем большей массой вы их пустите в оборот, тем лучше: 100 талеров не в 100 раз «сильнее» одного талера, а в тысячу».

Майер Амшель Ротшильд родился в 1743 году во Франкфурте, отец его содержал меняльную контору с красным щитом (Rot Schild) на вывеске. С 12 лет бойкий мальчик постигал секреты финансового дела в банке Оппенгеймера, научился разбираться в монетах. Первый успешный бизнес сделал, открыв в кабачке «Под зеленым абажуром» антикварную лавку и, в маленькой комнатке, первый банк − обменную контору дома Ротшильдов.

Военно-политическая ситуация в начале XIX века была сложной, в 1803−15 годах Европу сотрясали Наполеоновские войны. В такие времена легко потерять всё, но можно, рискнув, приобрести многое. Подарив принцу Фридриху Вильгельму свою богатую коллекцию монет, Майер Ротшильд стал его придворным банкиром и начал играть по крупному.

Ещё вчера неприметный купчишка из еврейского гетто во Франкфурте-на-Майне Майер Ротшильд без колебаний бросил вызов самому Бонапарту, начав против императора необъявленную финансовую войну. Оружием Майера стали накопленные в сундуках сокровища, которые в его ловких и натруженных руках оказались сильнее пушек, кавалерии и полководческих талантов.

На эмблеме династии Ротшильдов 5 стрел, соединенных цепочкой, − символ союза пяти сыновей Майера. Братья «поделили» на сферы влияния Европу, расположившись во Франкфурте, Лондоне, Париже, Вене и Неаполе. Их важным ресурсом была сверхсовременная на тот момент связь  − собственные почтовые кареты и голубиная почта. Время − деньги, а своевременная информация − очень большие деньги.

Отец направил стрелы в воюющую Европу. По городам и весям неслись курьеры с наличностью, ценными бумагами, деловой документацией. Кредиты давались под изрядный процент, семейные деньги и привлеченные средства партнеров крутились по всей охваченной огнём войны Европе. Перед лицом наживы братья не ведали никаких политических предпочтений, параллельно финансировали военные закупки и кредитовали обе стороны конфликтов, и англичан, и французов, выигрывая при любом исходе сражения.

Шутки с «корсиканским чудовищем» были плохи, наполеоновские жандармы и тайные агенты «просвечивали» Европу, словно рентгеновскими лучами. Тем не менее, братья Ротшильды с огромными сокровищами метались по воюющим странам. Они соткали широкую сеть из своих представителей, явных и тайных агентов, курьеров, осведомителей. Шифровалось абсолютно всё.

Ни одного случая «прокола» их зашифрованной информации историки не зафиксировали. Действовали дерзко, потому что деньги и документы перевозились в повозках с надёжно скрытым двойным дном. Но, главное, конфиденциальная информация, разглашение которой могло стоить состояния и головы, была надёжно защищена шифром, изобретённым старым Майером.

Это была мешанина слов из иврита, идиша и диалекта немецкого языка, на котором говорили в еврейском гетто Франкфурта, а также специальных обозначений и измененных имён. Капиталовложения в Англию обозначались «вяленая рыба», сам Майер подписывался именем «Арнольди», персонажа итальянского приключенческого романа, а его покровитель и фактический компаньон Уильям, принц императорских кровей, стал «евреем Гольдштейном».

Когда солдаты Наполеона военные пришли с обыском в «бедную еврейскую лавочку» самого Майера Ротшильда во Франкфурте-на-Майне, то не нашли ничего, кроме пыльных книг с непонятными письменами. Старик только посмеивался − куда солдатне разобраться в его шифрах, непонятных и для самых ушлых конкурентов?.. Непосвященный мог счесть шифрованные тексты лишь бессвязным набором слов, бредом сумасшедшего. Расшифровать «шифр Ротшильда» удалось лишь во второй половине XX века.

Самым талантливым финансистом считался третий сын − Натан Майер Ротшильд (1777−1836), обосновавшийся в Англии, злейшем враге Наполеона. В частности, он организовал перевозку из Лондона слитков золота для герцога Веллингтона, командовавшего британской армией. Через Натана Ротшильда пошла оплата английских субсидий для континентальных союзников. Только в 1815 году личным решением он выдал британским союзникам заем в 9,8 млн. фунтов стерлингов − сумма в XIX веке астрономическая! Разумеется, понесённые рискованные расходы вернулись семейству сторицей.

Вот лишь одна из легендарных финансовых операций Натана Ротшильда. Сведения об итоге битвы при Ватерлоо удалось тайно передать в Лондон на день раньше, чем они стали известны английскому правительству и на бирже. На Лондонской бирже Натан начал с кислым видом в массовом порядке скидывать ценные бумаги. Поскольку его коммерческая информированность вошла в легенды, остальные игроки сделали вывод, что битва проиграна, и бросились продавать акции. Через несколько часов цена векселей упала в 20 раз.

Рынок рухнул, а агенты Натана Ротшильда, получив от патрона шифрованные инструкции, втихаря скупили за бесценок большую часть ценных бумаг. Наутро пришла весть о победе, и Натан Ротшильд в мгновение ока стал некоронованным королем Лондонской биржи: спекулятивная прибыль составила 40 млн. фунтов стерлингов. Теперь он имел полное право заявить: «Мне все равно, кто будет сидеть на троне Англии и править империей, в которой никогда не заходит солнце. Человек, контролирующий денежные потоки Британии, контролирует и Британскую империю. И этот человек – я».

К сожалению, значительная часть этих шифров так и не стала достоянием исторической науки. Ротшильды − наследники Майера с сыновьями − предпочитают хранить свои тайны в семейных архивах. Неважно, что на смену счётам пришли компьютерные системы, почтовые голуби уступили место телекоммуникации, а примитивные шифры − практической криптографии. Цели и методы финансовых стервятников с тех пор мало изменились.

----------------------------------------------------------------------------------------------------

Книга | Автор | Статьи | Фильмы | Фото | Ссылки | Отзывы

Контакт | Студентам | Ветеранам | Астрология | Карта сайта



Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика