5.8. Секреты Марфинской «шарашки»

Послевоенное противостояние СССР и США поставили несколько серьезных проблем для последующего развития секретной телефонии. Для понимания этих проблем рассмотрим особенности передачи и приема речи. При разговоре друг с другом без использования канала связи мы воспринимаем речь как звуковые колебания с ограниченным спектром частот приблизительно от 50 до 15 тысяч Герц. С целью экономии расходов на средства электросвязи полоса частот стандартного канала связи ограничивается приблизительно до 3 кГц (300 - 3400 Гц). При этом обеспечивается достаточно высокая разборчивость речи и распознавания голоса корреспондента по его индивидуальным признакам.

В 1946 году в США была опубликована статья в журнале «Акустическое Общество» (англ. The Acoustical Society) с описанием анализатора спектра речи. Этот анализатор давал изображение спектра речи по трем координатам: горизонтальной вехе (время), вертикальной вехе (частота), а энергия в отдельных полосах спектра определялась степенью почернения бумажного носителя. В американском приборе «Саунд Спектрографе» запись осуществлялась на фотобумагу. Приблизительно через два года аналогичные приборы были изготовлены и у нас с записью на электрохимическую и термическую бумагу путем прожигания.

На фотобумаге вся площадь спектрограммы разбивалась на маленькие прямоугольники размером F х t, где F - ширина полосы, на которые разбивался весь спектр речи, а t - минимальная длительность отрезка передачи при разбивке ее по времени.

Считаю целесообразным дать описание «мозаичной» системы засекречивания, приведенной в книге Льва Зиновиевича Копелева «Утоли мои печали» (1981). Такое определение он вложил в уста начальника Марфинской лаборатории (жаргонное название - шарашка) Антона Михайловича Васильева, высказанное группе заключенных: «В последние годы применяются сложные системы так называемой мозаичной шифрации. В годы войны ими уже пользовались и наши союзники, и наши противники, и мы. Звуковые сигналы разделяются частотными фильтрами на три или четыре полосы и с помощью магнитного звукозаписывающего диска дробятся по времени. На короткие доли - от 100 до 150 миллисекунд. Шифратор перемешивает эти отрезки. И по проводу идет этакое крошево из визгов и шумов. А на приеме передачу декодируют и восстанавливают первоначальную речь... Такие системы более или менее устойчивы, поскольку противник не может подслушать разговор, пока не создаст аналогичный шифратор-дешифратор…. Пока! Но, в конце концов, создаст. А наша с вами главнейшая, важнейшая задача - достигнуть АБСОЛЮТА».

Что же собой предствляла «мозаичная» система шифрования. Узел шифратора, который осуществлял частотные преобразования, переставлял прямоугольники со сторонами F и t по частоте, в некоторых случаях, инвертируя спектр частот, а узел временных перестановок переставлял их по времени. Так, в основном, из «плавной» спектрограммы речи появлялась «мозаичная» картинка. В результате необходимо было решать вопрос восстановления нормальной речи по линейной передаче с естественным исходным положением ее отрезков.

До 1944 года это казалось невозможным - спектрографа не было. Единственным методом оценки стойкости был метод прослушивания линейной засекреченной передачи, где прослушивались двузначные числа, отдельные слова и фразы. Аппараты засекречивания с шифратором обеспечивали необходимую стойкость против такой дешифровки.

Спектрограф при значениях F в сотни Герц и t в 60-100 миллисекунд с глубиной временных перестановок в 200 миллисекунд позволял за время, обусловленное сложностью преобразований, осуществляемых шифратором, восстановить исходную картину спектрограммы, т.е. дешифровать передачу.

В СССР группа дешифрования под руководством сотрудника 5-го Управления (шифрувально-дешифрувального) НКГБ (с 1946 года - 6-го Управления МГБ) Андрея Петровича Петерсона была создана через 4-5 лет после начала разработок сложных «мозаичных» систем. Первые результаты группа стала выдавать в середине 1944 года. Используя многошлейфовый осциллограф (как прообраз американского «Саунд Спектрографа») группа начала «раскрывать» аппараты засекречивания друг за другом. Итоговым документом был отчет группы, утвержденный 28 декабря 1945 года. Приведем три главных положения этого отчета:
1. Все аппараты «мозаичного» типа были дешифрованы.
2. Нельзя было увеличить стойкость за счет уменьшения F и t, потому что резко ухудшалось качество восстановленной речи.
3. Предложено было искать решение задачи создания стойкой аппаратуры двумя путями - усовершенствование разрабатываемой в 6-ом Управлении «мозаичной» аппаратуры «РТС», а также использования вокодера как речепреобразующего устройства.

После выхода отчета с начала 1946 года экспертная дешифровальная группа «бомбардировала» собственное руководство, говоря о необходимости принятия срочных мер для того, чтобы избежать утечки информации, передаваемой по каналам связи.

Кроме того, еще в сентябре 1944 года начальник УВПС НКВД (МВД с 1946 года) генерал-майор П.Угловский подготовил «Докладную записку заместителю народного комиссара внутренних дел НКВД И.Серову». В ней он указал на несовершенство аппаратуры засекречивания и высокую вероятность подключения к магистралям связи технической разведки противника.

Наконец, ориентировочно в апреле-мае 1946 года руководством МГБ было проведено совещание по обсуждению острой ситуации, которая сложилась в секретной телефонии. В совещании принимали участие представители ОПС МВД и 6-го Управления (шифровально-дешифровального) МГБ, в том числе дешифровальщики. Участник этого совещания А.Петерсон рассказывал, что много выступающих (не только представители ОПС) выражало мнение о том, что все дешифровальные результаты являются плодом теоретизирования, что всё это нужно показать на практике - снять засекреченную передачу с канала связи и по ней установить переданную информацию. Дешифровальщиков очень критиковали.

Совещание решило провести эти испытания и по их результатам подготовить практические меры по проведению последующих работ в сфере секретной телефонии. Материал для дешифровки должен быть подготовлен ОПС и передан в 6-е Управление по телефонной линии. При подготовке зашифрованной передачи специалисты ОПС пошли на хитрость - в один из аппаратов засекречивания, изготовленный заводом, в систему засекречивания были внесены некоторые изменения. Засекреченный текст был передан по кабельной линии связи из ОПС в 6-е Управление.

Перед дешифровальщиками были две задачи:
- определить принципы засекречивания;
- осуществить дешифровку засекреченной передачи и предоставить дешифрованный текст.

Дешифровальщики быстро установили систему преобразования речи, после чего дешифровали речевую передачу длительностью в 24 минуты. «Заказчику» - ОПС был послан напечатанный на машинке открытый текст. При сравнении этого текста с оригиналом, который хранился у министра МВД Круглова, они оказались идентичными.

Однако во второй половине 1947 года состоялись события, которые привели к совсем другой организации работ по разработке аппаратуры гарантированного засекречивания телефонных переговоров.

В середине 1947 года работу ОПС МВД обследовала мощная комиссия, которая состояла из нескольких рабочих групп. В одной из таких групп принимал участие А.Петерсон. Эта рабочая группа обследовала состояние абонентских линий, в том числе кабельных шкафов в г.Клине. Вывод этой группы по обеспечению безопасности связи был негативным. Очевидно, что и общий вывод комиссии, учитывая основное качество «мозаичной» аппаратуры, был негативным.

Во время работы комиссии состоялся также визит министра госбезопасности СССР Абакумова на центральный узел связи, где размещалась лаборатория ОПС. После этого визита были уволены два техника линейно-аппаратного зала (далее - ЛАЗ). Среди сотрудников лаборатории существовала версия, что на вопрос министра о том, можно ли прослушать переговоры абонентов, было рассказано и показано, как это можно сделать, что и послужило причиной увольнения.

Руководство МВД и МГБ, которое было детально информировано о состоянии дел, по-видимому, понимало не только важность, но и сложность проблемы, которая возникла в секретной телефонии. Поэтому были сделаны попытки вовлечь в эту работу выдающихся учёных страны.

Одним из таких учёных был Котельников, который в лаборатории по секретной телефонии работал над двумя перспективными темами: разработка вокодера, обеспечивавшего создание одного из вариантов аппаратуры засекречивания с гарантией обеспечения безопасности связи, а также проведение работ по дешифровке «мозаичных» систем... 

Чтобы прочитать книгу полностью, напишите автору

Марфинская шарашка. Часть 1 (2006)

----------------------------------------------------------------------------------------------------

Книга | Автор | Статьи | Фильмы | Фото | Ссылки | Отзывы

Контакт | Студентам | Ветеранам | Астрология | Карта сайта



Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика