4.9. «Охота» за шифрами

Разведка всегда активно вела «охоту» за криптологами и шифрами противника. Раскрытие более сложных кодов и шифров, обычно, зависело не только от способностей дешифровальщиков, но и от помощи разведчиков. Начиная с сороковых годов XVIII века разведка время от времени пользовалась перехватом дипломатической корреспонденции как источником информации.

Ставилось и более трудное задание - внедрить агента в службу противника, связанную с шифрами и кодами. Часто раскрытию шифров и кодов способствовали полученные агентурным путем открытые тексты, которые можно было привязать к соответствующим шифрованным сообщениям. Для кодов, например, это сразу давало некоторое число раскрытых кодовых групп, после чего значительно облегчалась работа по дешифровке.

МИД стало первой современной разведывательной службой, которое ставило перед собой задачу похищения иностранных дипломатических кодов и шифров, а также оригинальных текстов дипломатических телеграмм, которые можно было бы впоследствии сравнить с перехваченными шифровками. Для этого в МИД был создан секретный отдел «с целью получения доступа к архивам иностранных миссий в Санкт-Петербурге».

Нередко коды и шифры просто покупались и продавались. Европейским центром подобной деятельности в то время была Вена. Там производились всевозможные соглашения по покупке и продаже копий секретных документов, писем, карт, кодов, планов, чертежей и т.п. Сотрудник российского ЧК С.Майский писал, что Россия покупала коды и шифры в Вене, Париже и Брюсселе. Торговцам кодов можно было даже делать «предварительные заказы».

Этими методами активно пользовались разведки Германии, Австро-Венгрии и других стран. Коды, которые представляли меньший интерес, такие, как греческий, болгарский или испанский, можно было легче достать. Они стоили более дешево - 1,5-2 тысячи рублей, в то время как немецкие, японские или американские - десятки тысяч. Цены шифродокументов других стран колебались между 5 и 15 тысячами.

В Брюсселе шифры и коды добывались у известного авантюриста де Вернина. Его основным занятием было похищение шифров и кодов из посольств с помощью работающих там и подкупленных им лакеев, швейцаров, денщиков и т.п. Де Вернин делал фотографии украденных документов и продавал их. Поэтому в российской криптослужбе было большое количество иностранных кодов и шифров. В порядке взаимопомощи МИД России даже «делилось» информацией с морским и сухопутным генеральными штабами.

В конце XVIII века российское посольство в Париже через своего секретаря Мешкова завербовало одного из чиновников МИД Франции. Таким способом были получены шифры и ключи к ним, которыми пользовался министр иностранных дел Франции граф Монморси и французский поверенный в делах в России Жени. В результате Россия получала секретную информацию длительное время.

Благодаря барону Шиллингу фон Канштадту все или почти все курьеры и фельдъегери, которые перевозили почту иностранных посольств, подкупались и находились на иждивении МИД России. Выездной лакей немецкого посланника (который сопровождал своего господина во время выездов) периодически приносил в обусловленное место содержание почтовой корзины своего хозяина-дипломата, копировальные книги из канцелярии, черновики и оригиналы писем, кода, шифровальные ключи... Приносил ключи от письменного стола или сейфа (или сам снимал с них отпечаток из воска и заказывал дубликаты), а ночью впускал в канцелярию «лица, которые брали все, что нужно». В МИД именовали этого лакея не «выездным», а «выносным».

В 1800 году член коллегии МИД России М.Панин писал своему послу в Берлине: «Мы имеем в своём распоряжении шифры переписки короля (Пруссии) с его поверяльщиком по делам здесь. Если Вы заподозрите Хаугвиця (министра иностранных дел Пруссии) в вероломстве, найдите повод для того, чтобы он направил сюда сообщение по данному вопросу. Как только сообщение, посланное им или королём, будет расшифровано, я немедленно сообщу Вам о его содержании».

В конце XIX века русским агентом был завербован немецкий подданный К.Маукиш, который занимал должность переводчика китайского адмиралтейства. С его помощью были получены секретные сигнальные (кодовые) книги Японии.

В 1902 году начальник отдела австрийской разведки и контрразведки полковник Альфред Редль за большую сумму продал России копию единого военного словарного кода Австрии, равно как и австрийские планы ведения войны на Восточном фронте.

Во второй половине 1904 года сотрудниками «Специального отделения по розыску о международном шпионстве», созданного в Особом отделе Департамента полиции (далее -ДП) Российской Империи и которым руководил Иван Федорович Манасевич-Мануйлов, «агентурным путём» были добыты американский, китайский, шведский и японский дипломатические шифры.

Сам И.Ф.Манасевич-Мануйлов (1869-1918) так рассказывает о своей деятельности по «добыче» шифров: «…Основная задача отделения, кроме наблюдения чисто полицейского за шпионами, сводилась к получению агентурным путем шифров иностранных государств. В самое короткое время мною были получены дипломатические шифры следующих государств: Америки, Китая, Болгарии, Румынии. Благодаря этим шифрам все отправляемые и получаемые телеграммы разбирались в Департаменте полиции и представлялись его императорскому величеству.

Во время войны мне было приказано достать шифр японского государства. С этой целью я, заручившись агентом, отправился в Гаагу и после страшных усилий, рискуя своей жизнью (фотографии шифра снимались в квартире посольского лакея, на краю города), я получил шифр японцев. За этот шифр было уплачено, вместе со всеми фотографиями (шифр представлял две огромные книги), 31/2 тысячи рублей - 8 000 фр., или 9 000 фр., сейчас точно не помню. Если бы я хотел быть корыстным, то в то время я мог бы получить огромную сумму, но мне не могло и прийти в голову подобное соображение.

Я был искренно счастлив, что мне удалось в такой серьезный момент выполнить такое важное поручение, а, между тем, нашлись люди, которые распространили гнусные слухи о том, что я получил за это дело 50 тысяч рублей. Затем я достал возможность получения германского шифра (я заручился согласием служащего германского посольства в Мадриде), и это дело не было выполнено исключительно по преступной небрежности покойного директора Департамента полиции Коваленского, который на все мои по сему поводу доклады не считал даже нужным что-либо предпринять…»

Однако высокопоставленные русские чиновники относились к деятельности И.Ф.Мануйлова весьма критически. Так, вице-директор ДП Пётр Иванович Рачковский писал: «Единственно ценным материалом, доставленным г.Мануйловым, следует считать копию дипломатического шифра японского правительства, на расходы по приобретению которого ему было выдано 9000 франков. Можно полагать, что шифр этот также был получен им из Sûreté générale в Париже».

Также в делах ДП имеется письмо № 17 от 11 марта 1906 года полковника военной разведки Главного Управления Генерального штаба Михаила Алексеевича Адабаша, в котором сообщается: «Пресловутый японский шифр был добыт Мануйловым при помощи дворецкого японского посольства в Гааге некоего Ван-Веркенса; ему Мануйлов уплатил единовременно 1000 франков. Благодаря неосторожности Мануйлова японское правительство уже в 1905 г. проведало о разоблачении помянутого шифра и о причастности к сему делу Ван-Веркенса, который вслед за тем и был уволен от должности дворецкого».

С марта 1905 года «Специальное отделение по розыску о международном шпионстве» стало называться «IV (секретным) отделением дипломатической агентуры» Особого отдела ДП, которое возглавил Аркадий Михайлович Гартинг (Гекельман). А заведующим Заграничной агентурой ДП с сентября того же года стал ротмистр Михаил Степанович Комиссаров. В течение своего существования до 1906 года сотрудники секретного отделения получили двенадцать дипломатических шифров и кодов. Такая активная их деятельность не осталась незамеченной противниками.

Так, в июне 1904 года Чарльз Хардинг, занимавший должность посла Великобритании в Санкт-Петербурге с 1904 по 1906 годы, докладывал в британское МИД, что он перенёс «чрезвычайно огорчивший его удар», узнав о том, что начальнику его канцелярии была предложена сумма в одну тысячу фунтов за то, чтобы он похитил копию одного из дипломатических шифров. Он также сообщил, что один видный русский политик сказал, что ему «всё равно, насколько обстоятельно я передаю наши с ним беседы, если это делается в письменной форме, но он умолял меня ни в коем случае не пересылать мои сообщения телеграфом, поскольку содержание всех наших телеграмм им известны».

Все усилия, направленные на модернизацию достаточно примитивной системы безопасности британского посольства, не принесли никаких результатов. Секретарь английского посольства Спринг Райс докладывал в феврале 1906 года: «Вот уже в течение некоторого времени из посольства исчезают бумаги... Курьер и другие лица, связанные по работе с посольством, находятся на содержании полицейского департамента и, кроме того, получают вознаграждение за доставку бумаг»...

 

Чтобы прочитать книгу полностью, напишите автору

 

----------------------------------------------------------------------------------------------------

Книга | Автор | Статьи | Фильмы | Фото | Ссылки | Отзывы

Контакт | Студентам | Ветеранам | Астрология | Карта сайта



Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика