4.13. Радиоэлектронная разведка

В начале 1950-х годов сфера деятельности советской радиоразведки стала значительно расширяться. В частности, велись активные научно-исследовательские работы по поиску путей доступа к источникам, пользующимся ультракоротковолновыми (далее - УКВ) и сверхвысокочастотными (далее - СВЧ) диапазонами.

Вместе с тем, получила дальнейшее развитие радиотехническая и электронная разведка, которая добывала данные о радиоэлектронных средствах иностранных государств. Занимались этим отдел радиоразведки ГРУ, который в мае 1955 года был реорганизован в 6-е Управление ГРУ ГШ ВС, и 8-е ГУ КГБ СССР.

21 июня 1973 года приказом КГБ № 0056 из состава 8-го ГУ КГБ было выделено самостоятельное 16-е Управление КГБ, перед которым ставились следующие задачи:
- вести перехват сообщений с линий связи иностранных представительств и нелегалов на территории СССР;
- заниматься установлением местонахождения радиоаппаратуры и дешифровкой перехваченных сообщений;
- осуществлять техническое проникновение в иностранные посольства и представительства как в СССР, так и за рубежом;
- получать информацию за рубежом с правительственных и военных линий связи иностранных государств, а также с использованием прослушивающей аппаратуры и других технических средств.

Начальниками Управления в разные периоды были:
1. Андреев Николай Николаевич (июль 1973 - август 1975).
2. Маслов Игорь Васильевич (август 1975 - август 1991).

Численность сотрудников Управления к концу 1970-х годов достигала двух тысяч человек. Состав Управления был таким:
- 1-й отдел - занимался раскрытием шифров, для чего использовал ЭВМ «Булат» - одну из самых мощных в СССР;
- 2-й отдел - функции неизвестны;
- 3-й отдел - занимался переводом перехваченной корреспонденции на русский язык, которая затем направлялась в 4-й отдел;
- 4-й отдел - редактировал и обеспечивал объяснительными комментариями материалы, поступавшие из 3-го отдела, и отбирал из них те, которые предназначались для отправки потребителям. Материал оформлялся в виде двух брошюр. При этом, одну из них получали только некоторые члены Политбюро ЦК КПСС, а со второй знакомились начальники 1-го (внешняя разведка) и 2-го (контрразведка) ГУ КГБ;
- 5-й отдел - занимался анализом шифросистем и осуществлял взаимодействие с соответствующими спецслужбами стран-участниц Варшавского договора и союзных государств;
- 1-я служба - занималась закладками и другими техническими способами проникновения в иностранные посольства. При этом, 1-й отдел службы осуществлял анализ иностранной аппаратуры шифросвязи на предмет выявления в ней закладок, разрабатывал методы улавливания сигналов, излучаемой этой аппаратурой. 2-й отдел занимался перехватом этих сигналов и их обработкой. 3-й отдел поддерживал контакты с таможенными органами и другими учреждениями, с помощью которых проводились операции по установке и изъятию «жучков». 5-й отдел «очищал» перехваченные сигналы от помех.

Здесь необходимо отметить, что главным объектом внимания Управления с первых дней его существования были США. Так, начальник американского отдела 8-го ГУ КГБ АлександрНиколаевич Селезнёв сразу же потребовал, чтобы сотрудники 16-го Управления немедленно приступили к сбору данных об американских шифрах, раскрытие которых было главной задачей его подразделения.

Для осуществления радиоперехвата 16-е Управление имело в своём распоряжении многочисленные станции на территории СССР. Кроме того, с 1960-х годов были созданы посты радиоперехвата в резидентурах Первого ГУ (далее - ПГУ) КГБ за рубежом. Самый первый такой пост был создан в 1963 году в Мехико и получил кодовое название «Радар». Через три года аналогичный пост под названием «Почин» заработал в посольстве СССР в Вашингтоне, а в 1967 году начал функционировать пост «Проба» в Нью-Йорке.

К 1970 году посты «Почин-1» (в посольстве), «Почин-2» (в жилищном комплексе посольства), «Проба-1» (в доме советского представительства в ООН) и «Проба-2» (на даче советского посольства на Лонг-Айленде) уже могли перехватывать послания дипломатов Аргентины, Бразилии, Канады, Франции, Португалии, Испании и некоторых других стран, а также некоторые сообщения, переданные по американским военным линиям связи. При этом большая часть полученной информации получила высокие оценки министра иностранных дел СССР Андрея Андреевича Громыко и советского представителя при ООН Якова Александровича Малика.

Председатель КГБ СССР Юрий Владимирович Андропов 15 мая 1970 года принял план развёртывания постов радиоперехвата в 15 резидентурах ПГУ, а к концу 1980 года за рубежом уже действовало более 30 таких постов. Кроме вышеупомянутых постов «Почин-1» и «Почин-2», «Проба-1» и «Проба-2», это были:

«Весна» в Сан-Франциско, «Венера» в Монреале, «Радар» в Мехико, «Термит-С» в Гаване, «Клён» в Бразилиа, «Остров» в Рейкьявике, «Меркурий» в Лондоне, «Север» в Осло, «Юпитер» в Париже, «Центавр-1» в Бонне, «Центавр-2» в Кельне, «Тироль-1» в Зальцбурге, «Тироль-2» в Вене, «Эльбрус» в Берне, «Кавказ» в Женеве, «Старт» в Риме, «Алтай» в Лиссабоне, «Радуга» в Афинах, «Тюльпан» в Гааге, «Вега» в Брюсселе, «Парус» в Белграде, «Радуга-Т» в Анкаре, «Сириус» в Стамбуле, «Марс» в Тегеране, «Орион» в Каире, «Сигма» в Дамаске, «Заря» в Токио, «Краб» в Пекине, «Амур» в Ханое, «Дельфин» в Джакарте, «Крым» в Найроби.

Кроме того, 25 апреля 1975 года постановление СМ СССР санкционировало создание поста радиоперехвата 16-го управления на базе ГРУ в Лурдесе на Кубе. Пост, получивший название «Термит П», начал функционировать в декабре 1976 года и был оснащён 12-метровой стационарной параболической и установленной на открытом грузовике семиметровой мобильной параболической антеннами. Они позволяли перехватывать сообщения в СВЧ-диапазоне, передаваемые с американских спутников, а также контролировать переговоры между башнями СВЧ-связи. Позднее такие же посты были оборудованы на военной базе Камрань (Вьетнам) и в Южном Йемене.

Впрочем, из всех «точек» самыми важными считались посты в Нью-Йорке и Вашингтоне. Так, в 1975 году «Почин-1» и «Почин-2» перехватили 2,6 тысяч сообщений, а в 1976 году - уже семь тысяч. Удалось также прослушать разговоры, которые велись через авиабазу «Эндрюс» между Вашингтоном и летавшими на президентском самолете с визитами за рубеж Президентом США, госсекретарем и другими высокопоставленными чиновниками (за что один из сотрудников поста «Почин-1» был награждён орденом Красной Звезды). На основе этих перехватов было подготовлено и отправлено в Москву свыше 800 донесений.

Однако добычей постов «Почин-1» и «Почин-2» становилась информация не только политического, но и военного характера. Она касалась, в частности, баллистических ракет «Трайдент», MX, «Першинг-2», крылатых и зенитных ракет, самолётов F-15, F-16, F-18, В-52 и В-1. Начиная с 1973 года нью-йоркские посты «Проба-1» и «Проба-2» смогли получать весьма ценную научно-техническую информацию. Ими, например, был перехвачен ряд факсимильных сообщений Брукхэвенской национальной лаборатории, компаний «Боинг», «Фэрчайлд», «Дженерал Дайнемикс», «Грумман», «Хьюз», «Локхид», «IBM», ещё некоторых ведущих фирм американского военно-промышленного комплекса.

Таким образом удалось узнать очень важные данные о конструкции и разработке самолетов А-10, В-1, F-14, других машин, о программах противоракетной и противолодочной обороны. А заработавший в 1976 году в Сан-Франциско пост «Весна» держал под контролем факсимильную и телефонную связь подрядчиков Пентагона, а также наиболее крупных компаний, расположенных на западном побережье США.

В дополнение к постам радиоперехвата в резидентурах ПГУ в Вашингтоне, Нью-Йорке и Сан-Франциско имелись радиопосты («Зефир», «Ракета» и «Рубин» соответственно), которые прослушивали средства связи ФБР, отслеживая проводимые американской контрразведкой операции. Например, в 1970-е годы пост «Ракета» в Нью-Йорке постоянно контролировал следующие каналы радиосвязи между:
- машинами наблюдения и шестью постами ФБР, следившими за перемещениями сотрудников советских представительств;
- агентами ФБР, следившими за сотрудниками представительств при ООН ряда ближневосточных и западных государств;
- машинами наблюдения и отделом расследования ограблений банков;
- агентами ФБР, занимавшимися расследованием других уголовных преступлений;
- диспетчерскими центрами ФБР в Нью-Йорке и Нью-Джерси;
- нью-йоркским диспетчерским центром и машинами ФБР.

О результатах деятельности поста радиомониторинга «Ракета» можно судить по отчёту нью-йоркской резидентуры ПГУ 1973 года: «Посты наблюдения ФБР и группы наружного наблюдения используют для связи простые коды, слэнговые выражения и условные фразы, которые легко расшифровываются оператором «Ракеты». Переговоры между постами наблюдения и группами наружного наблюдения представляют собой короткие диалоги, в которых пост информирует группу о номере машины объекта наблюдения и направлении, в котором он движется до перекрестка и после него...

 

Чтобы прочитать книгу полностью, напишите автору

 

----------------------------------------------------------------------------------------------------

Книга | Автор | Статьи | Фильмы | Фото | Ссылки | Отзывы

Контакт | Студентам | Ветеранам | Астрология | Карта сайта



Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика