3.7. Перехват и расшифровка

В начале ХХ века в стране функционировало 8 перлюстрационных точек (далее - ПТ) в основных городах империи. Позже ПТ открылись в Вильно, Риге, Томске, однако они работали недолго. В Тифлисе функционирование ПТ прерывалось с 1905-го по 1909-й, т. к. события революции 1905-го привели к его разгрому.

ПТ открывались на почтамтах в отделах «Цензуры иностранных газет и журналов» и открыто именовались «секретными подразделениями». Управлял всей работой по перлюстрации в империи старший цензор «Цензуры» петербургского почтамта, бывший одновременно помощником руководителя Управления почт и телеграфов и подчинявшийся лично министру внутрених дел, который давал указания по проведению перлюстрации.

Главное управление почт и телеграфов в Санкт-Петербурге

С 1891-го по 1914-й за эту работу отвечал Александр Дмитриевич Фомин (1845-1916), а потом до самой революции 1917-го - его заместитель Михаил Георгиевич Мардарьев (1858-1918). Данные перлюстрации из тайных подразделений следовали в ЧК для обработки, анализа и практической реализации. Руководитель вёл переписку с ДП под условныи именем, поэтому депеши, отправляемые на имя С.В. Соколова, попадали в «Цензуру».

Штат ЧК отбирался очень тщательно. Как правило, это были полностью проверенные люди, подписавшие обязательства хранения секретов. Среди работников петербургского ПТ имелись также лица, работавшие в других структурах: банковской, образования, иностранных дел и т.п., т.е. заведённые с середины 18-го столетия традиции сохранились.

Непосредственную перлюстрационную работу в империи к 1913-му обеспечивали 45 сотрудников, которым оказывали содействие почтовые служащие, перебиравшие депеши. В города, в которых ПТ отсутствовали, при необходимости отправляли служащих из петербургской ПТ. Но, в основном, жандармы допускали к этому делу только своих проверенных почтовых служащих, а иногда делали это сами.

Сотрудники службы перлюстрации за работой

ПТ функционировала так: депеши для осмотра выбирались по 2-м перечням. 1-й перечень составлял ДП и включал персональные данные людей и почтовые адреса. Все депеши, отправленные этим людям и по этим адресам, надо было вскрывать. Также должны были вскрываться депеши, описывающие подготовку, проведение и результаты работы съездов и конференций антигосударственных структур. 2-й перечень составлял МВД и предписывал проверку депеш политиков, обшественных активистов, журналистов, учёных, депутатов Госдумы, лиц императорской семьи.

Не требовалось проверять депеши лишь самого министра внутренних дел и царя. В деле следственной комиссии Александра Керенского, проводившей расследование по вопросу перлюстрационной деятельности, есть данные о том, что в 1910-м полицейский и жандармский начальник генерал Павел Григорьевич Курлов написал руководителю «Цензуры» жалобу, что направленные ему депеши вскрывались в ПТ.Почтовый конверт, опечатанный сургучной печатью (1869)

Наибольшая объём переписки проходил через Петербургскую почту. Каждый день тут вскрывали около 2-3 тысяч депеш. Конверт распечатывали спецкосточкой или «цыганской» иглой, нагревали под паром, замачивали в воде. Депеши с важной информацией отправляли на копирование. Конверт проверенной депеши запечатывался, в углу обратной поверхности листа ставили точку, указывающую на то, что текст уже проверен и больше не подлежит осмотру.

ЧК «тормозил» отправку депеш не надолго: ~1-2 часа. Только тогда, когда в депешах обнаруживали «невидимые» текст или шифровку, их оригиналы переправляли в ДП, где их скрупулёзно изучали. Копию или выписку из депеш производили в 2-х экземплярах: 1-й предназначался начальнику ДП, а 2-й - руководителю МВД. В других местах проверялись лишь те депеши, которые уходили из населённого пункта или приходили в него, но не проходили транзитом.

Каждый год по всей империи проверялось около 400000 депеш, из которых произвели около 10000 копий-выписок. На протяжении с 1907-го по 1914-й их больше всего произвели в 1907-м (~12000), а меньше всего в 1910-м (~8000). В 1911-м их численность опять выросла до ~9000, а в 1912-м - до ~10000. Вместе с тем, выросло и число шифровок и «невидимых» посланий.Выписки из писем русского публициста Ивана Сергеевича Аксакова

Царя Николая ІІ очень интересовали результаты работы ЧК, поскольку один раз он сам выбрал 3 царских подарка для вручения сотрудникам ЧК за очень ценную для империи работу: украшенные драгоценностями портсигары из золота и серебра. В этом вопросе он не был похож на отца - Александра ІІІ, который считал, что ЧК ему нужен. Находясь у власти, он не желал смотреть копии вскрытых депеш, хотя окружение и пыталось его к этому приобщить.

В рекомендациях к каждой шифросистеме МИД и военного ведомства всегда предписывалось различными методами повышать её надёжность. Это были методы оперативной смены ключа и кода, задействования при возможности сразу нескольких шифросистем, использования разных видов кодобозначений и, наконец, применения различных принципов перешифрования.

Задействование сразу нескольких шифросистем нуждалось в больших расходах на разработку и печатание огромной их численности и поэтому происходило редко. В империи применяли разные методы перешифрования: с помощью гаммы, подстановки или перестановки. Остановимся на более распространённых методах.

Каждый метод перешифрования имел свой № по порядку и «греческое» название: Альфа, Бета, Гамма и т.д. Каждая комбинация шифросистемы с методом перешифрования тоже имело своё прозвище. Так, комбинация отечественного кода №447 с перешифровальным методом №448 именовалась как река: «Ангара»...

Чтобы прочитать полностью, напишите автору

----------------------------------------------------------------------------------------------------

Книга | Автор | Статьи | Фильмы | Фото | Ссылки | Отзывы

Контакт | Студентам | Ветеранам | Астрология | Карта сайта



Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика