2.8. Военная радиоразведка

Лоренс СаффордСобственную криптослужбу имел и ВМС США (англ. United States Navy), которая называлась Секцией кода и связи «Op-58» (англ. Code and Signal Section) и с октября 1917-го находилась в составе Управления военно-морских операций (англ. Office of the Chief of Naval Operations). С января 1920-го эта секция под кодовым названием «Op-18» была подчинена Начальнику связи ВМС (англ. Director of Naval Communications). 1 июля 1922 года она вошла в состав 20-го отдела Управления связи ВМС и получила условное наименование «Op-20-G» (англ. 20th Division of the Office of Naval Communications, G Section).

С января 1924-го «Op-20-G» возглавил лейтенант Laurance Safford (1890-1973), который в дальнейшем стал главным криптологом ВМС США. Ведущим криптоаналитиком секции была Agnes Meyer Driscoll (1889-1971), известная как Мадам «X», которая «взломала» неско-лько ручных японских военно-морских кодов (англ. Japanese naval codes): «red» (красный) - в 1926-м и заменивший его «blue» (синий) - в 1931-м. А в 1935-м ей удалось «взломать» код японской шифромашины «М-1», названной американскими криптоаналитиками «orange» (оранжевый), которая использовалась для шиф-рованной японской военно-морской переписки по всему миру.Агнес Дрисколл

11 марта 1935-го на «Op-20-G» были возложены все вопросы криптозащиты военно-морских сетей и систем связи, поэтому она была реоргани-зована в Группу безопасности связи (англ. Communications Security Group). С марта по октябрь 1939-го и с февраля по октябрь 1942-го она работала под названием «Секция радиоразведки» (англ. Radio Intelligence Section), а с октября 1939-го по февраль 1942-го - под названием «Секция безопасности связи» (англ. Communications Security Section).

Военным подразделениям радиоразведок: армейской «SIS» (англ. Signal Intelligence Service) и флотской «Op-20-G» было дано «добро» на осуществление программ перехвата. Весь материал, полученный в результате перехвата и дешифровки этими подразделениями, был строго засекречен и получил условное наименование «Магия» (англ. Magic). Режим особой секретности, который окружал их деятельность, позволял избегать разглашения какой-либо информации.

Разведчики сконцентрировались на радиограммах, так как компаниям проводных коммуникаций закон запрещал знакомить третью сторону с передаваемыми телеграммами. Но благодаря радиосвязи основная часть получаемых данных была результатом радиоперехвата. Лишь малая часть данных (~5%) приходилась на перехват проводных коммуникаций и фотокопий писем, которые хранились в архиве отдельных фирм, сотрудничавших с военной разведкой.Приёмная радиостанция ВМФ США в Вахиаве на острове Оаху (1941)

Для радиоперехвата ВМС США использовали посты радиоконтроля на острове Бейнбридж в заливе Пьюджет-Саунд, в городах Уинтер-Харбор штата Мэн и Челтэнхем штата Мэриленд, на островах гавайском Оаху и филлипинском Коррехидор, а также небольшие посты на тихоокеанском острове Гуам, в городках Империал-Бич в штате Калифорния; Амагансетт на острове Лонг-Айленд и Юпитер в штате Флорида. Каждый пост контролировал определённый диапазон частот радиосвязи. Так, пост на острове Бейнбридж контролировал японскую правительственную радиосвязь в Токио.

Дипломатическая связь, в основном, организовывалась с помощью коммерческих радиоканалов с использованием латиницы. В военно-морских радиограммах использовался стандартный код Морзе. Радиооператоры, знакомые с японской морзянкой, осуществляли их перехват и фиксацию на спецма-шинке, которая преобразовывала код в латиницу.

Первоначально все посты отправляли депеши на родину с помощью авиапочты. Однако самолёт, доставлявший военную почту в Америку, как правило, летал еженедельно, а погодные условия иногда приводили к отсрочке полёта, заставляя отправлять радиоперехват по морю. Как раз за 7 дней до японской атаки военно-морской базы США «Пёрл-Харбор»  (англ. Pearl Harbor - жемчужная гавань) военная разведка имела 2 радиоперехвата, которые Вашингтон получил лишь через 11 дней.

В результате было принято решение об организации в 1941-м радиотелетайпной связи между Центром и всеми постами радиоконтроля на территории США, однако связь была установлена только после 7 декабря. На посту оператор набивал перехваты на перфоленту телетайпа, соединялся с Центром при помощи радиотелетайпного канала и автоматически отправлял все депеши со скоростью 1 слова в секунду, в 3 раза сокращая время передачи в сравнении с ручной передачей каждой депеши. Коммутатор 'BD-100' с телетайпами 'TG-7' (1941)

Каждый пост радиоконтроля перехватывал японский обмен данными, зашифровывал его американской системой и передавал по радиоканалу в Центр. Шифрование обеспечивало сохранение в тайне от японцев того факта, что американцы дешифровуют их переписку. В основном, происходила криптоаналитическая работа по основным японским военно-морским кодам (англ. Japanese naval codes) - «purple» (пурпур-ный), «red» (красный - более ра-нний, функционирующий в отдельных консульствах) и некоторым другим.

Переписка японских дипломатов, которая перехватывалась «SIS» и «Op-20-G» была довольно большой. Осенью 1941-го объём перехвата составлял ~ 60 криптограмм в сутки, при этом размер некоторых писем достигал 16 напечатанных страниц. Криптоаналитики должны были всё время ускоряться в своей работе. Например, в 1939-м потребовалось 20 суток, чтобы все перехваты дошли до Госдепартамента. А в конце 1941-го время этого процесса сократилось до 4-х часов.

Система радиоконтроля и перехвата функционировала с полной отдачей. На протяжении все-го 1941-го (март-декабрь) были перехвачены 223 депеши по вопросам японо-американских переговоров, пересылавшиеся между США и Японией, при этом не перехватили лишь 4 сообщения. Центр был перегружен материалами радиоперехвата, которые складывались в секретную папку «Magic». Небольшое количество криптоаналитиков не могло управиться с таким объёмом информации.

Японская ручная криптосистема 'Red' и машина 'Purple'Проблему решили такими мерами. Сразу сократили ненужный дубляж в работе обеих служб «SIS» и «Op-20-G», каждая из которых поначалу самостоятельно дешифровывала весь перехват. Но в 1940-м службы договорились о следующем: с депешами из Японии по нечётным дням работает «Op-20-G», а по чётным - «SIS». Таким образом осуществлялась экономия времени для работы над ещё нераскрытыми японскими кодами. Вторая мера включала выделение первоочерёдных задач. В первую очередь, надо было раскрывать наиболее важные сообщения, а другие откладывать до завершения первоочередной работы.

Криптоаналитики считали, что более важная переписка зашифровывалась более сложным кодом. Шифровать всю переписку с помощью одного и того же кода было неразумно, так как большой объём данных позволял бы специалистам легче вскрыть код и расшифровать пере-писку. Поэтому каждой страной устанавливалась своя иерархия посланий в зависимости от его срочности и ценности. Хотя японские дипломаты и использовали большое разнообразие шифров, применяя даже частный код банка Йокогамы и коды на базе азбуки «катакана», как правило, они пользовались 4-мя основными системами...

Работа над взломом 'JN-25' в подразделении ВМФ США на Гаваях (1945)

Чтобы прочитать полностью, напишите автору

Проект США «Венона»

----------------------------------------------------------------------------------------------------

Книга | Автор | Статьи | Фильмы | Фото | Ссылки | Отзывы

Контакт | Студентам | Ветеранам | Астрология | Карта сайта



Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика