2.3. «Чёрный кабинет» Ярдли

Герберт Осборн Ярдли 1В 1912-м в как шифровальщик Государственного департамента США (англ. United States Department of State) начинал свою службу Herbert Osborne Yardley (1889-1958), талантливый американский криптоаналитик. Он сразу определил, что американское правительство пользуется слабыми шифрами. Он удивился, когда узнал, что Президент США Thomas Woodrow Wilson использует код, применявшийся в течение десяти лет. Закодированную депешу для Президента, состоящую из полтысячи слов, криптоаналитику удалось раскрыть и прочитать через два часа.

Окрылённый успехом, Herbert Osborne Yardley ещё тщательнее занялся криптоанализом и в 1916-м все свои криптознания изложил в стостраничном трактате о раскрытии американской дипломатической системы кодирования, который был передан начальству. Углубляясь каждый раз в процесс вскрытия очередных кодов, он впадал в какое-то болезненное состояние, которое американские криптоаналитики назвали «симптомом Ярдли». Такое состояние, связанное с непрекращающимся криптоаналитическим мыслепроцессом, начиналось утром после просыпания и не заканчивалось до момента засыпания.

6-го апреля 1917-го решением американского Конгресса США приняли участие в 1-й Мировой войне против Германии. 28-го апреля в Управлении военной информации «MID» (англ. Military Information Division) Генштаба Военного Плакат США Первой мировой войныДепартамента (англ. War Department General Staff) создали кабельно-телеграфную секцию (англ. Cable and Telegraph Section), получившую условное наименование «MI-8» (англ. Military Information, Section 8).

Участие в военных операциях во Франции обеспечивалось экспедиционным соединением войск США в 180 тысяч «штыков», командующим которого был назначен генерал John Joseph Pershing. Свою во-енную службу Herbert Osborne Yardley начал в этом соединении как офицер-шифровальщик и сразу проявил свой талант и профессиональные качества криптоаналитика.

Военный опыт придал ему увереннности в убеждении начальника Управления военной информации «MID» майора Ralph Henry Van Deman в том, что надо организовать спецотделение по вскрытию шифра других государств. Применив талант убеждения и ораторские способности, а также доказав потребность в чтении иностранной шифропереписки, он вынудил военную разведку создать такое спецотделение. В итоге в 1917-м Herbert Osborne Yardley получил звание второго лейтенанта и был назначен начальником «МІ-8».

Джон Мэтьюс МэнлиВ «МІ-8» был создан учебный сектор, занимавшийся обучением криптографии и криптоанализу, руководителем которого стал профессор John Matthews Manly. Занимая должность декана факультета английской литературы и филологии Чикагского университета, он очень увлекался криптоанализом и был фактически лучшим криптоаналитиком спецслужбы.

«МІ-8» читало шифрованные депеши дипломатов таких стран, как Аргентина, Бразилия, Германия, Испания, Коста-Рика, Куба, Мексика, Панама и Чили. Также американская цензура отсылала в «МІ-8» перехваченную шифрованную переписку. Основная её масса состояла из любовных посланий, где применялось очень простое шифрование. Для некоторых известных людей даже это было компроматом, поэтому криптоаналитики удивлялись тому, что скандальные любовные отношения мужчин и женщин защищались такими слабыми методами кодирования.

Один из результатов работы «МІ-8» привёл к тому, что был арестован и осуждён германский шпион Lothar Witzke, которого приговорили к смерти. 25-го января 1918-го после обыска у него нашли шифровку, датированную 15-м января. Она оказалась в «МІ-8» лишь через два месяца и ещё два месяца безуспешно расшифровывалась. Лотар ВицкеВ результате эту шифровку прочитал John Matthews Manly, выяснивший, что её написал посол Германии в США Heinrich von Eckardt для консула в Мексике.

В шифровке говорилось, что человек, её предъявляющий, - подданный Германии Павел Ваберский, выполняющий миссию секретного агента. В случае его обращения за помощью ему надо обеспечить защиту и предоставить всё необходимое. Кроме того, ему надо выдать тысячу золотых монет и отослать его шифровки по адресу немецкого посольства как официальные консульские депеши.

Когда эта депеша была зачитана на судебном заседании по рассмотрению дела Lothar Witzke, все сомнения в его шпионской деятельности были развеяны. Его приговорили к смерти на виселице. Но Президентом США Thomas Woodrow Wilson повешение было заменено на пожизненное заключение. В 1923-м Президент США John Calvin Coolidge помиловал и отпустил его на волю.

В феврале 1918-го «MID» сделали Управлением военной разведки (англ. Military Intelligence Division). В ноябре «МІ-8» в своём штате имело 20 военных, 25 гражданских и 100 техничес-ких служащих. Но в мае 1919-го в связи по результатам Парижской мирной конференции начальством «MID» было принято решение о сворачивании деятельности «МІ-8» и сокращении штатной его численности до 15 военных, 10 гражданских и 50 технических служащих.

Герберт Осборн Ярдли 2Herbert Osborne Yardley не мог принять такого решения и стал «сражаться» за сохранение «МІ-8». Им была подготовлена обстоятельная докладная записка о важности изучения и вскрытия криптосистем других стран, в которой указывалось, что США имеют много противников по всему миру, поэтому вскрытие их криптосистем даст для правительства преимущество заблаговременного получения информации о потенциальной угрозе государственной безопасности.

Herbert Osborne Yardley со свойственным ему даром убеждения предложил не закрывать, а преобразовать «МІ-8» в криптослужбу мирного времени, которой будет руководить Госдепартамент и Генштаб Военного департамента. Начальник разведки бригадный генерал Мальборо Черчилль был так поражён высказанными аргументами, что смог уговорить госсекретаря на базе «МІ-8» создать «Бюро шифров».

Эти два департамента должны были финансировать деятельность бюро, впоследствии названного «американским чёрным кабинетом» (англ. american black chamber) (далее - АЧК), в об-ёме около ста тысяч долларов в год, но фактически он никогда не расходовал таких денег. Госдепартамент начал финансировать АЧК с июня 1919-го, но он не мог законно тратить деньги в Вашингтоне, и поэтому перебазировался на территорию Нью-Йорка. Военный же де-партамент начал финансировать АЧК только в июне 1921-го. Его первоначальным бюджетом была сумма в $45000 вместо заказанных $96000, а в 1929-м - $20000.Криптоаналитик за работой

Результат работы АЧК оформлялся в виде бюллетеня, отсылавшегося Отделу военной разведки и Госдепартаменту, в котором указывалось наличие всех достойных внимания фактов, но без ссылки на истинный источник данных. Каждое сообщение начиналось однотипно: «Из заслуживающего доверия источника стало известно». Отдельной должности аналитика информации в АЧК не было, поэтому материал отбирался его руководителем, иногда и субъективно.

После войны немецкую переписку АЧК расшифровывал, базируясь на кодах, которые были получены в 1919-м от американского инициативника, известного как агент «Dutchman». С их помощью он сумел вскрыть коды, обозначен-ные как «2500», «2970», «9700» и др. Всего АЧК раскрыл двадцать шифросистем, но в послевоенные годы только 9.

Перед АЧК стояла также задача раскрытия японских шифросистем, поскольку отношения с Японией у США были напряжёнными. Сначала Herbert Osborne Yardley обещал начальству раскрыть их в течение года, а если нет - отправиться на пенсию. Вскоре он сожалел о своих обещаниях, поскольку быстро стал путаться в японских депешах, как зашифрованных, так и незашифрованных.

Предварительный анализ показал, что свои телеграфные сообщения японцы передавали латинскими символами, видоизменяя при этом форму иероглифического письма, называемого «катаканой». Даже после тщательного изучения перехваченной шифропереписки расшифро-вать её в АЧК так и не смогли.

Herbert Osborne Yardley потом в своей книге написал, что он так долго изучал японскую шифропереписку, что все её сообщения и кодовые обозначения глубоко въелись в его мозги. Ночью, лёжа в постели и не закрывая глаз, он занимался своим криптоаналитическим исследованием в полной тьме. И наконец среди ночи неизвестно откуда пришла уверенность, что определённый порядок следования 2-хбуквенных кодообозначений должен обозначать слово «Ирландия». Потом внутренним зрением он увидел обозначения других слов и понял, что добился нужного результата.

Герберт Осборн Ярдли 3В течение часа Herbert Osborne Yardley проверял их правильность, после чего убедился, что успешное раскрытие японских кодов началось. Но радовался он не долго, поскольку встретил новые неожиданные трудности, связанные с переводчиком. Переводчик, которого он долго подбирал и который уже начал работать, через 6 месяцев осознал, что занимается шпионской деятельностью и уволился. Но тем временем один сотрудник АЧК добился успехов в изучении японского языка и заменил сбежавшего переводчика.

К 1920-му Herbert Osborne Yardley раскрыл четыре японских кода, правда их стойкость была не очень высокой, но скоро американские криптоаналитики смогли достичь более серьёзного успеха. Так, всего с 1917-го по 1929-й АЧК смог раскрыть 31 японский код («JA»...«JZ» и от «JAA»... «ЈЈЈ») и прочесть 10 тысяч сообщений, полторы тысячи из которых имели отношение к Вашингтонской конференции. Это был очень высокий показатель, учитывая острую нехватку японоязычных сотрудников...

Чтобы прочитать полностью, напишите автору

----------------------------------------------------------------------------------------------------

Книга | Автор | Статьи | Фильмы | Фото | Ссылки | Отзывы

Контакт | Студентам | Ветеранам | Астрология | Карта сайта



Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика