4. Развитие криптоанализа

В 1506 году «секретарём по шифрам» Венецианской республики был назначен Джованни Соро (Giovanni Soro). Он прославился тем, что с успехом раскрывал шифры многочисленных европейских княжеств. Слава Соро была настолько великой, что начиная с 1510 года папская курия посылала ему для раскрытия шифры, с которыми не могли справиться в Риме.

В 1526 году папа Климент VII дважды направлял Соро перехваченные депеши для дешифровки, и в обоих случаях Соро добился успеха. А когда одно из посланий Климента попало в руки его противников, тот выкрикнул: «Соро может раскрыть любой шифр!», - и направил Соро копию этого послания, чтобы выяснить, надежно ли оно зашифровано. Климент успокоился только тогда, когда Соро сообщил, что не может его прочитать. Хотя кто знает, не пытался ли Соро преднамеренно ввести папу в заблуждение ошибочным заявлением о надёжности его шифра.

В 1542 году Соро получил двух помощников. С этого времени Венеция имела уже три квалифицированных криптоаналитика. Их помещение находилось во дворце венецианского правителя, где они работали за закрытыми дверями. Никому не позволялось их тревожить, а им самим не позволялось оставлять своё рабочее помещение, пока не будет раскрыта очередная перехваченная криптограмма.

Криптоаналитики Венеции также писали трактаты, в которых разъясняли методы своей работы. Труд Соро о дешифровании переписки на латинском, итальянском, испанском и французском языках, написанный им в начале XVI века, к сожалению, не сохранился. Но уцелели отрывочные записи его наследника, а также исследование в этой сфере других венецианских секретарей по шифрам.

Джованни Соро стал первым, кто начал готовить профессиональные кадры для криптологии, и хотя это была достаточно примитивная форма «ученичества», лишенная достаточной теоретической базы, она была преобладающей в течение длительного времени. Дело в том, что люди, которые работали с шифрами того времени, были хорошо образованы, но успешно освоить криптологическое дело, которое постоянно эволюционировало и усложнялось, можно было только с помощью длинной практики, чем и занимался Соро со своими учениками.

Специальных учебных заведений, где учили бы криптологической деятельности в то время не существовало. Криптологов рекрутировали из наиболее образованных людей того времени, которые знали математику и иностранные языки. Соро был первым, кто попробовал специально учить молодых криптологов этой науке, но опять же на практике. С другой стороны, сама проблема кадров не стояла в то время так остро, а должность секретаря по шифрам была достаточно желаемой для многих одарённых людей того времени, потому что приносила славу, уважение и достаточно большие доходы.

Многие выдающиеся математики, начиная с тех времен, вовлекались в криптологические службы. Папы Римские всегда пользовались услугами криптологов, поэтому выдающийся итальянский математик и философ Джироламо Кардано (Gerolamo Cardano) в середине XVI века состоял у них на службе, а также был и астрологом. Кроме того, он изобрёл шарнирный механизм и метод решения уравнений третьей степени. Опубликованный в 1550 году его труд «О тонкости вещей» (лат. De subtilitate libri ХХІ) и вышедший четырьмя годами позже «О разнообразии вещей» (лат. De rerum varietate libri XVIII) представляли собой наиболее полное энциклопедическое изложение естественных и физических наук XVI века. 

Римский Папа Павел III,  заменивший Климента VII, быстро понял, что не в его интересах посылать шифры для раскрытия за границу. В 1555 году в папской курии была основана должность секретаря по шифрам. Первый успех пришел только через два года, когда папские криптоаналитики раскрыли шифр испанского короля Филиппа II, воевавшего тогда с Папой Римским. А в 1567 году выделился викарий собора Святого Петра в Риме, который меньше, чем за шесть часов сумел прочитать криптограмму, написанную турецким языком, на котором викарий не знал и четырех слов.

Во Флоренции Пиро Музефили, граф Сасетский, с 1546 по 1557 годы прочитал множество шифрованных сообщений, раскрыв среди других номенклаторы, которые использовались в переписке между французским королем Генрихом II и его послом в Дании. Криптоаналитическая экспертиза Музефили была настолько квалифицированной, что многие приезжали к нему, как и к Соро, с просьбой раскрыть для них шифры. Среди клиентов Музефили был и король Англии, который послал ему криптограмму, которая была найдена в подметках туфель, доставленных к его двору из Франции.

В XVI веке не только итальянские правители славились своими криптоаналитиками. Так, во Франции в дешифровке перехваченных депеш больше всего преуспел Филибер Бабу (1484-1557), который был первым государственным секретарем и казначеем короля Франциска I. Один наблюдатель описывал, как Бабу, «не имея алфавита, часто дешифровывал много перехваченных депеш на испанском, итальянском и немецком языках, хотя он не знал ни одного из этих языков или знал очень плохо, причем он рьяно работал над сообщением дни и ночи непрерывно в течение трех недель, прежде чем разгадывал одно слово. После того, как пролом был проделан, другое происходило очень быстро и напоминало разрушение стен».

Стоит заметить, что в то время, как Бабу не покладая рук работал на короля, король принимал у себя любовницу - чудесную жену Бабу. Бабу получил много милостей от короля, но трудно сказать, за что именно: за криптоаналитические успехи или за разрешение наставлять «рога».

В Голландии также работал блестящий криптоаналитик - фламандский дворянин Филипп ван Марникс, барон де Сент-Альдегонд (1538-98), автор мелодии современного национального гимна Нидерландов, правая рука Вильгельма Оранского, стоявшего во главе объединенного восстания голландцев и фламандцев против Испании. В 1577 году Голландией руководил испанский губернатор дон Хуан Австрийский, родной брат испанского короля Филиппа II. Его целью было свержение с трона королевы Англии Елизаветы, захват английской короны и бракосочетание с королевой Шотландии Марией Стюарт. Однако в июне того же года во Франции были перехвачены шифрованные письма дона Хуана.

Они были переправлены Марниксу, который через месяц раскрыл испанский шифр. После этого содержание писем через Вильгельма Оранского было доведено до сведения министра Елизаветы Френсиса Уолсингема. Уолсингем сразу же осуществил мероприятия по получению более полной информации и независимости от иностранных криптоаналитиков. С этой целью он направил в Париж талантливого юношу, который быстро расправлялся с шифрованными письмами. Это был Томас Фелипес, первый выдающийся английский криптоаналитик.

В результате проведенных мероприятий вся шифрованная переписка Марии Стюарт, в которой она давала согласие на заговор против Елизаветы и рекомендации относительно ее осуществления, расшифровывалось Фелипесом и поступало к Уолсингему. Эти письма и шифр, которым она пользовалась вместе с другими изменниками, послужили главным материалом для обвинения на заседаниях суда, который признал Марию Стюарт виновной в государственной измене. 8 февраля 1587 года в 8 часов утра она поднялась на эшафот, стала на колени и мужественно приняла от палача три удара топором. Таким образом, криптоанализ ускорил смерть Марии, королевы Шотландии.

В 1589 году королем Франции стал Генрих IV, который сразу же был вынужден вступить в ожесточенную борьбу со Священной лигой. Эта лига во главе с герцогом Майенским контролировала столицу и все другие большие города Франции, получая большие подкрепления в виде живой силы и денег от испанского короля Филиппа ІІ. Генрих был со всех сторон окружен противником. Но именно в это трудное для него время в его руки попала часть переписки Филиппа с испанским военачальником Хуаном Моро.

Письма Филиппа были зашифрованы, но у Генриха секретарем по шифрам в то время служил 49-летний математик Франсуа Виет (1540-1603), основатель современной элементарной алгебры. Его теорему о корне и коэффициентах квадратных уравнений доныне изучают в школе. Он также был членом тайного совета и занимался адвокатской практикой. В 1588 году Виет прочитал зашифрованную испанскую депешу, адресованную Олесандро Фарнезе, герцогу Пармы, который командовал испанскими войсками Священной лиги.

С тех пор Генрих передавал Виету все новые перехваченные депеши, чтобы выяснить, сможет ли тот повторить свой успех. Виет, работая вместе с голландским криптоаналитиком Филиппом ван Марниксом, сумел примерно за год раскрыть шифр короля Испании Филиппа II, который до этого времени считался неуязвимым не только в Испании, но и в Ватикане - одном из серьезных криптологических центров того времени.

Во Франции дешифровальное отделение было создано при Людовике ХІІІ по предложению кардинала Ришелье. Его возглавил Антуан Россиньоль (1600-82), который создал дипломатический шифр, представлявший собой слогово-словарный код на 600 компонентов.

Антуан Россиньоль в первый раз приобрел популярность в 1626 году. Ему передали зашифрованное письмо, захваченное у курьера, который пробирался из осажденного города Реальмон, и до конца дня он дешифровал его. Из письма стало понятно, что армия гугенотов, удерживавшая город, находилась на грани гибели. Французы, которые к этому не подозревали об отчаянном положении гугенотов, вернули им письмо вместе с его расшифровкой. Теперь гугеноты знали, что их противник не отступит, и немедленно сдались. Так победа французов стала результатом дешифровки.

Могущество криптологии стало очевидным, поэтому Антуан Россиньоль и его сын Бонавентур получили высокие должности при дворе. Выдающееся мастерство и накопленный опыт по раскрытию шифров позволил Россиньолям понять, как создать более стойкий шифр, и они придумали так называемый «Великий шифр». Он применялся для шифрования наиболее секретных сообщений короля, скрывая детали его планов, замыслов и политических интриг...

----------------------------------------------------------------------------------------------------

Книги | Автор | Статьи | Фильмы | Фото | Отзывы | Контакт

Студентам | Ветеранам | Творчество | Учебники | Астрология